…водилась намного позже указанных событий. Этой нестыковки нет в более правильной Евреиновской версии, она присутствует в Румянцевской. Суть нестыковки, что Витовт (год смерти 1430) никак не мог поставить Митрополитом Григоря Болгарина (Митрополит Киевский, Галицкий и всея Руси с 1458 года). В этой цитате и Украина названа Литвой, но это отвергается другими цитатами и источниками. Это же заметил и более грамотный переписчик Евреиновской версии и не включил этот элемент в свою рукопись.

9.2. РАЗНЫЕ ВЕРСИИ ХРОНИКИ КАК ЭВОЛЮЦИЯ ПОНЯТИЙ ЛИТВЫ И РУСИ

Обратим внимание на различия в описании в разных версиях хроники следующего эпизода. Румянцевская «... Князь Великий Свидригайло, и был только [Великим Князем] два года и месяц, и пошел на Русь на Полоцк ...», Евреиновская «... Князь Великий Свидригайло Ольгердович, и княжил два года и месяц, и пошел к Полоцку ...». Напомним, что ранее мы отмечали, что Евреиновский вариант отличается тем, что в числе более поздних ее переписчиков выявляется очень грамотный корректор, именно его корректировки делают эту версию самой достоверной и точной. В то же время Румянцевская версия при последующих копиях почти не корректировалась, а переписывалась с грубейшими ошибками оригинала.

Таким образом, в оригинале, написанном в 1447-1492 годах и более сохранившемся в Румянцевской версии, Свидригайло проходит без отчества, а Полоцк назван Русью. Но корректировка позднего третьего автора (наиболее верное предположение, именно третий автор был самым грамотным человеком) Евреиновской версии в 1527-1535 годах уже выставляет Свидригайло типичным Славянином, величая его по имении-отчеству, а также не относит Полоцк к Руси – это явно намеренное его исправление оригинального текста.

На основании этого элемента можно увидеть эволюцию понятий Литвы и Руси на временном отрезке с середины 15 века по начало 16 века, которая заключается в окончательном утверждении Литвы над территорией восточной Беларуси. Именно после начала 16 века мы практически нигде не встречаем понятие «Русь» в связке ни с Витебском, ни с Полоцком, ни с каким-либо другим городом Беларуси. Скорее всего, именно в это время мы, современные Беларусы, и стали все поголовно Литвинами.

9.3. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Как и другие составляющие «Свода Беларуско-Литовских летописей» «Хроника Великого Княжества Литовского и Жемайтского» дает нам четкую картину распространения понятия Литвы на другие регионы. Имея изначально ограниченную территорию, так называемую историческую летописную Литву, этот термин стремительно расползался по территории современной Беларуси. Если совокупить воедино все данные о границах, отраженные во всех составляющих «Свода Беларуско-Литовскииих летописей» и важнейших внешних первоисточниках, то эволюция терминов Руси, Литвы и Жемайтии выглядит следующим образом:

1. Новогрудок, Гродно, Вильня, Полоцк в 13 веке – Русские-Русинские-Рутенские города. Следовательно, и все города на юг от них по направлению к Киеву и Галиции также с уверенностью можно отнести к этой же категории.

2. Новогрудок в середине 14 века превращается в Литву. Распространение Литвы можно смело переносить и на весь окружающий регион, который в летописях просто не обозначается, то есть на всю современную Гродненскую область или летописную Черную Русь.

3. Уже к началу 15 века понятие Литвы распространено на всю территорию современной Беларуси за исключением большинства современной Витебской области (Витебск, Полоцк, Орша), самого востока Могилевской области (Мстиславль), Смоленской и Брянской областей.

4. В самом начале 16 века вся территория современной Беларуси идентифицируется как Литва, а также современная Смоленская область и Брянская как фактически подчиненная Смоленску.

5. Современная Украина всегда обозначалась как Русь (Галиция, Луцк, Чернигов и далее к Киеву и за Киев).

6. Границы Жемайтии с Литвой всегда оставались на одном и том же уровне, эта граница проходила где-то между Кауной-Ковно-Каунасом и Вильней, но ближе к Трокам-Тракаю, так как именно Троки-Тракай долгое время был столицей Жемайтии. Эта граница между историческими Жемайтией и Литвой проходит прямо по середине современной Аукшайтии.

 

10. ДОБРОВОЛЬНОЕ ПРИСОЕДИНЕНИЕ ЯТВЫ

«... узнал Великий Князь Наримунт, что Князья Ятвяжские вымерли, а люди их без государя живут, и Князь Наримунт пошел на них и они, не противясь, поддались и поклонились ему ...». После этого Ятва-Ятвягия-Судовия растворяется в этносе Литвинов и перестает больше упоминаться в летописях.

Этот эпизод, приводимый и другими первоисточниками, свидетельствует о Балто-Славянском единстве, о языческом союзе близкородственных этносов. Обращаем внимание на то, что Ятва никогда не сдавалась Католической Польше, но она всегда во все времена была союзницей языческой Литвы (смотри здесь «Петр из Дусбурга. Хроника земли Прусской. Война с Пруссией» разделы 8 и 10, «Петр из Дусбурга. Хроника земли Прусской. Война с Литвой» раздел 13).

Тема языческих союзов будет раскрыта в отдельных статьях, чтобы понять их сущность смотри здесь «Ликбез по Балтийским и Славянским языкам».

 

11. ПРЕДАТЕЛЬСТВО ЖЕМАЙТОВ

На фоне добровольного присоединения Ятвы к Литве с дальнейшим растворением в ней не можем не процитировать диаметрально противоположный эпизод с предательством Жемайтов. Этот элемент приводят и другие хроники из «Свода Беларуско-Литовских летописей».

В начале правления Гедемина «... а Немцы и Лифлянты [Ливонцы – современная Латвия], и Пруссы [тогда уже Пруссов не существовало, под ними подразумевался Тевтонский Орден], и Жемайтов с собой взявши, и встретили Великого Князя Гедемина на реке Ошмене, на этой стороне от Жеймов за две мили. И помог Бог Великому Князю Гедемину, что Немцев всех наголову поразил, а Жемайты от Немцев отреклись и присоединились к государю своему прирожденному Гедемину ...».

Более подробно смотри здесь «Хроника Быховца. Текст 2».

 

12. ЯЗЫК ОБЩЕНИЯ

Взял в жены «... Гинвил дочку у Великого Князя Тверского Бориса по имени Марию, для которой и окрестился в Русскую веру, и дали ему имя Борис. И тот Гинвил, называемый Борис ... с той женой имел сына Рогволода, названого Василием ...». Неужели Гинвил с Борисом Тверским и его дочерью, а позже своей женой общались на Летувском-Жемайтском? Это полный алогизм – так как весь регион вокруг разговаривает по-славянски, и враги, и друзья.

Евреиновский вариант с поздними дополнениями и исправлениями приводит знаменитую речь Ольгерда Дмитрию Московскому Донскому «... И потом Князь Ольгерд сказал Великому Князю: "Если даже с тобой и помирился, но мне все же достойно, и хочу под городом твоим Москвой копье свое прислонить, и ту славу сделать, что Великий Князь Литовский и Русский и Жемайтский Ольгерд копье свое под Москвой прислонял ... Князь Великий Московский помни, что то копье Литовское стояло под Москвой ...».

Все Литовские наместники свободно должны были говорить по-славянски, так как сидели в ключевых Славянских городах. То, что все Литовские наместники были Славянами, очевидно из раздела 4.

«... В Креве Князя Великого Кейстута удавили на пятую ночь подручные Князя Ягайло: одного звали Прошкой, который ему воду давал, а другой был Мостев брат, и Кучок да Лисица Жебентяй ...». На каком языке могли говорить Ягайло и очевидные Славяне Прошка, брат Мосты, Кучок и Лисица Жебентяй? Ну никак не на Жемайтском-Летувском.

«... Тогда же с зимы на весну приехал к Князю Великому Витовту Князь Великий Василий Дмитриевич Московский к Смоленску в великий пост. И угостил его Князь Великий Витовт и многие драгоценные дары преподнес ...». Все сходятся во мнении, что Витовт с Василием разговаривали на Славянском языке. Или на Жемайтско-Летувском? Давайте спросим у Москвы – они точно ответят, мог ли вообще хоть кто-то из Великих Князей Московских хоть слово сказать по Жемайтски-Летувски.

12.1. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Как и в других первоисточниках, данных о том, что Великие Князья Литовские разговаривали на Славянском языке, очень много, вместе с тем данных о том, что они разговаривали на Жемайтско-Летувском, нет никаких.

 

13. ЧТО ЗНАЧИТ «НАУЧИЛСЯ РУСКОМУ ЯЗЫКУ»

Много спекуляций в современной литературе относится к следующему историческому эпизоду, присутствующему и в других первоисточниках.

«... Сын его Римонт достаточно вырос, и отец его Тройдень отдал его для науки языку Русскому Льва Мстиславовичу ...». «... И живя Римонт у Князя Льва, научился языку Русскому, и полюбилась ему вера Христова [в оригинале – вера крестьянская, очевидная ошибка малограмотного переписчика] и крестился, и крестившись понял, что этот мир есть ничто, и, оставив мир, постригся в монахи и назван именем Лавруш [Лаврентий] ...».

13.1. КТО НЕ УЧИЛСЯ РУССКОМУ ЯЗЫКУ?

В двух словах заметим, что авторы этих строк – современные Беларусы, исторические Литвины, одним словом, Славяне с рождения. Но все равно и мы в свое уже далекое время вынуждены были изучать этот самый Славянский язык в школе, который в нашу бытность именовали РусЯз (Русский язык), РусЛит (Русская литература), БелМов (Беларуская мова) и БелЛiт (Беларуская лiтаратура).

Точно также и все Великие Князья, и шляхта, и простые граждане ВКЛ изучали этот язык. Конечно, Великие Князья могли выбрать себе самых престижных учителей и отправить сына учиться в престижное заведение. Вот и Римонт был отправлен с этой целью в Луцк к Князю Льву Мстиславовичу.

13.2. А ГДЕ ТЕ, КТО УЧИЛСЯ ЖЕМАЙТСКОМУ ЯЗЫКУ?

Этот элемент доказывает, что Великие Князья Литовские знали Славянский язык. То, что их ближайшее окружение и их наместники не только знали Славянский, но сами были Славянами доказано в разделе 4.

А вот фактов о том, что Великие Князья Литовские изучали и говорили по Летувски-Жемайтски нет ну абсолютно нигде. Единственное спекулятивное заявление Летувских историков касательно разговорной речи Великих Князей Литовских нами опровергнуто здесь (смотри «Ответы патриотам Летувы-Жемайтии» аргумент 3).

13.3. ПИСЬМЕННОСТЬ И ПРАВОСЛАВИЕ

Но не устная речь ставиться нами во главу этого раздела. Суть разговорной речи в ВКЛ по большому счету давным-давно понятна, никем не оспаривается и давным-давно серьезно не обсуждается – мнение о Славянском общепринятом языке межэтнического общения в ВКЛ превратилось в трудно оспариваемую догму.

Здесь мы хотим высказать совершенно иную мысль.

Римонт наверняка знал Русский (Славянский) язык с рождения, так как на нем говорила вся Литва, она же современная Беларусь. Он не мог ехать в Луцк только за тем, чтобы досконально верно говорить на нем, он ехал по другим причинам, которые и раскрыты в приведенной цитате: это письменность и религия.

Не разговорной речи обучался Римонт у Льва Мстиславовича, а письменности Русской и Православию. Ведь Литва в то время была языческая и безграмотная, письменности своей не знала, писать не умела. А лучшие учителя и Православию, и грамоте Славянской были действительно в то время только на Руси.

Конечно, процесс грамотности был заложен далеко до Римонта, но этот эпизод показывает сам принцип создания Литвой своей письменности, заимствованной у Руси. Вот поэтому и Статут ВКЛ издан Литвином Львом Сапегой на Польском и Русском языках, который являлся для него, Литвина, своим (смотри здесь «Статут ВКЛ кем и для кого был писан» и «Статут Жемайтии кем и для кого был писан»).

Примерно с тех времен и стала писать Литва (современная Беларусь), используя Русское письмо. А Жемайтия (современная Летува) стала грамотной только двумя веками позже, в 1547 году.

13.4. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Исторический эпизод с обучением Римонта Русскому языку у Льва Мстиславовича показывает:

1. Мы все учимся в школе Славянскому языку, этому языку обучались и Великие Князья Литовские.

2. Данных о том, что Великие Князья Литовские обучались Жемайтско-Летувскому языку, нет ни в одном первоисточнике.

3. Великие Князья Литовские точно знали Славянскую речь и письменность.

4. Данных о том, что Великие Князья Литовские точно знали Жемайтско-Летувский язык, нет ни в одном первоисточнике.

5. Хрестоматийный принцип перенимания языческой Литвой письменности и Православия у Руси.

 

14. МОСКВА И РУСЬ

Как и в других первоисточниках Москва ни разу не отождествляется с Русью, повсеместно Москва указывается как отдельный город: «... Послали на Москву воевать войско Литовское ...». И только один раз, в первой половине 16 века, мы читаем «... Князь Великий Василий Иванович Московский всея Руси в то время был в Смоленске и поехал к Москве ...».

Речь идет об отце Ивана Грозного. Вместе с тем автор, хотя и прописывает Русь в титуле Московского Великого Князя, саму Москву за Русь не считает, а это значит, что ему было неизвестно, какой именно Русью владела Москва.

 

15. ПОГОНЯ

«Хроника Великого княжества Литовского и Жемайтского» является одним из тех исторических документов, которые содержат описание Национального Герба «Погоня».

Римонт-Лавруш говорит в Кернове «... потому что дядя мой Наримунт, когда сел на Великом Княжестве Литовском, герб свои Китаврас оставил братии своей, а себе создал герб – человека на коне с мечом, а то показывая через тот герб, пана взрослого, который бы мог оборонить мечом отчизну свою ...». Это относится ровно к 1278 году.

 

16. НОВОГРУДОК, КЕРНОВ, ТРОКИ, ВИЛЬНЯ КАК СТОЛИЦЫ ВКЛ

Интересны цитаты в «Хронике Великого Княжества Литовского и Жемайтского», упоминающие столицы ВКЛ.

НОВОГРУДОК

Вместе с Миндовгом полностью опущены, как будто бы их и не было. Вместе с тем именно этот город верифицирован как первая столица ВКЛ по другим первоисточникам. Указан единожды как город, в который пришел Рингольд, отец Миндовга.

КЕРНОВ

«... Великий Князь Гедимин после смерти отца своего Витеня ... и сидя в столице отца своего в Кернове ...».

«... Князь Великий Гедимин из столицы своей Кернова ...».

По мнению первого автора «Хроники Великого княжества Литовского и Жемайтского» истинное название этого города либо Кернов, либо Керново. Сведения о второй столице ВКЛ в Кернове отвергаются большинством исследователей, в том числе и Беларуских, по причине отсутствия упоминаний об этой столице в других первоисточниках тех времен.

Вместе с тем Летувские коллеги на основании недостоверных, очень поздних для подобного рода утверждений, источниках считают Кернов первой столицей ВКЛ, отвергая версию с Новогрудком. Двойные стандарты Летувских историков отчетливо проявляются когда они, базируясь на поздних источниках и указывают на Кернов как на первую столицу ВКЛ, во-первых, переименовывают ее в никогда не существовавший Кернаве, и, во-вторых, полностью отвергают Славянской начало этого города, что явно прописано в тех же самых первоисточниках.

На элементарное незнание правильного названия Кернова указывает следующий отрывок: «... ЛЂта божия нарожения 1539. Умер воевода виленскии пан Олбрахт Мартиновичь Кгалшътат в Кгереннах ...». Для летописца этот город звучал как Керены-Герены. О какой достоверности информации может идти речь?

ТРОКИ

Гедимин «... заложил город, и дал имя ему Троки ...».

ВИЛЬНЯ

Спустя буквально несколько лет после основания Трок Гедимин основал Вильню «... и сделав город, перенес столицу свою из Трок в Вильню ...». Это сообщение полностью отвергает версию о Троках как второй столице ВКЛ – срок Трок как столицы чрезвычайно мал, источник, утверждающий это, является очень поздним для подобных заявлений, и эта версия не подтверждается современными тому времени документами.

Сама Вильня-Вильна-Вильно в различных версиях называется по-разному: Румянцевская «... и наречет имя тым городом Вилня ...», Евреиновская «... и нарЂче имя тЂм городом Вилна ...». Также в оригинале присутствует и вариант с Вильно: Витовт «... оступил Вилно, и учал первое Кривого городка добывати ...». Но как ни крути, ну никак не выходит, что это изначально был Вильнюс.

16.1. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Мы согласны с мнением большинства современных историографов, что данные о столицах ВКЛ, упоминаемые в «Хронике Великого Княжества Литовского и Жемайтского» недостоверны. Достоверно с помощью других первоисточников определяются только две столицы ВКЛ – Новогрудок и Вильня.

 

17. НАЦИОНАЛЬНАЯ ВАЛЮТА

Ягайло Король Польский Владислав просил Витовта «... дай мне половину земли Подольской в пенязях. И Князь Великий Витовт дал Королю за двадцать тысяч коп города Каменец, да Смотрич, да Скалу, да Черленый город ...».

Копа – 60 грошей, получается, что половина (по хронике) Подолья продавалась за 1 миллион 200 тысяч грошей. Если переводить в более понятную, но и более позднюю валюту талер (100 грошей), получим 12 тысяч талеров.

После поражения на Ворскле от Тимур-Кутлуга Татарам «... Киевляне дали за себя откуп три тысячи рублей Литовских ...». Это единица пришла из Руси, из Киева.

17.1. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Мы видим существование трех валют (пенязь, копа и Литовский рубль) у трех этносов (Поляки, Русины и Литвины). Совершенно очевидно, что пенязь относится к Полякам, копа – к Литвинам, Литовский рубль – к Русинам. Здесь же заметим, что валюта Жемайтии не описана ни в одном первоисточнике и откуда взялась современная система лит-цент нам неизвестно.

1. Мы соглашаемся с мнением тех исследователей, которые считают нашей исторической национальной валютой систему копа-грош, где копа состояла из 60 грошей. Талер по отношению к этой исторически обусловленной системе является более поздним вынужденным заимствованием с целью приведения денежной системы к единому Европейскому знаменателю, когда верхний денежный знак равен 100 низшим.

2. Наличие сведений о параллельном хождении в одном государстве двух валют (копа и рубль) указывает на конфедеративность данного государства, то в ВКЛ конфедеративными субъектами по валютному признаку являлись Литва и Русь.

 

18. ИНТЕРЕСНЫЕ ЗАМЕТКИ

18.1. ЗВЕРСТВА ПОЛЯКОВ

В 1535 году после взятия у Москвы Стародуба «... детей боярских Гетман Польский Торновский велел убивать, из домов выводя, и убивали их там целый день, и много трупов мертвых убитых лежало, до тысячи. A по переписи было у князя Федора Овчины [Воевода Стародубский от Москвы], что в том городе Стародубе было всего людей с женами и с детьми 24 000, и все там погибли. Много простых людей и жен и детей в плен в Литву отведено ...».

18.2. ГОЛОД

В 1432 году «... Был голод великий, по селам и по городам зверь людей ел, а в городе Смоленске по пригороду и по улицам люди людей ели, псы головы, руки и ноги человечьи волокли по селам и по волостям, и в то время четверть была жита по три копы грошей. И много беды в том году сделалось по всей земле Литовской ...».

18.3. САРАНЧА

1542 «... В том же году [1542] пришла саранча на Литовскую землю и Ляшскую, и около Бреста, около Пинска, и около Минска, и Свержона, и Кайданова, и Ивенца и положила и яровые, и траву. Это же все было за грехи наши ...».

18.4. ЗАТМЕНИЕ СОЛНЦА

«... В том же году на Благовещение в понедельник на страстной неделе [Пасха] было знамение великое: будто бы в обеденное время звезды явились, как будто в полночь, и солнце потемнело, и страх великий был на землю Русскую ...». Неясен описываемый год, автор записывает это событие после битвы на Ворскле (поражение Витовта от Тимур-Кутлуга), то есть после 12 августа 1399 года. Но это точно неверно.

18.5. ЗАТМЕНИЕ ЛУНЫ

«... В году от Божьего рождения 1566, месяце октябре в 28 день, против вторника на Симона Иуду случилось знамение на небе в луне, и была луна как кровь, стояла часа три в затмении ...».

18.5. СКОРОСТЬ ПОЧТЫ

В 1548 году «... На самый Великий день [Католическое Рождество] умер Король Жигимонт Казимерович Старый в Кракове в начале четвертого ночи [в оригинале – третеи на десять годины полнаго генгаря] ... Пришла весть Королю молодому и Великому Князю Жигимонту Августу из Кракова в Вильно о смерти Короля старого, отца его, после Великого дня в воскресение очень рано [в оригинале – по Велице дни в тои же день в неделю велми рано] ...».

На самом деле Сигизмунд 1-ый Старый умер 1 апреля, а родился он действительно 1 января, но автор настаивает на своей версии, дважды упоминая Рождество Христово,

Итого получаем, что весть из Кракова в Вильню шла приблизительно 30 часов. Это чрезвычайно мало для конной почты того времени и почтительного расстояния даже по современным меркам. Экскурсионный автобус из Минска до Кракова едет всего лишь в два раза быстрее.

Так что почтовая служба в Речи Посполитой была налажена.

 

19. ВЫВОДЫ

1. «Хроника Великого Княжества Литовского и Жемайтского» является самой недостоверной, малоинформативной, неточной, неполной и наименее содержательной из всего «Свода Беларуско-Литовских летописей».

2. Основу «Хроники Великого Княжества Литовского и Жемайтского» составляют две первые части, так называемые «Русская» и «Литвинская», охватывающие период с летописных легендарных Палемоновых времен до 1447 года (первая «Русская» часть) и с 1447 по 1514 годы (вторая «Литвинская» часть).

3. Евреиновская и Румянцевская версии «Хроники Великого Княжества Литовского и Жемайтского» есть не что иное, как далеко не первые рукописные копии утраченных оригиналов, при этом многократное переписывание происходило независимо друг от друга, переписчики вносили свои многочисленные корректировки.

4. Легенда о Палемоне есть искаженная до неузнаваемости реальная история прибытия на Неман и Вилию первой массовой миграционной волны 929 года Полабских Славян, бегущих от Немецкой феодальной экспансии, что определяется по:

— одинаковому смыслу легенды и Полабского исхода;

—  совпадению легендарных поколений с Полабским исходом;

—  созданию Литвы только на территории этнической Беларуси, то есть на территории Славян;

—  расширению Литвы только на территории этнической Беларуси, то есть на территории Славян;

—  незнанию летописными поколениями Латыни и знанию только местного языка;

—  типично языческим Балто-Славянким именам легендарных поколений;

—  реальному числу беженцев Полабского исхода, описанному в легенде;

—  среднему значению смены поколений в легенде при расчете этого показателя с 929 года, то есть от начала первого массового исхода Полабских Славян, – он примерно равен оптимальным 27 годам;

—  естественной замене в легенде Священной Римской империи (Германское государство) на Великую Римскую Империю (Латинское государство);

— общность языческих традиций;

— совпадением пути Палемона с путем Рюрика.

5. Литва в традиционном понимании средневековых хронистов была языческой страной, ее переход в Православие происходил естественным образом длительное время.

6. Список аристократической верхушки, приглашаемой на церемониалы высшего порядка, такие как коронация, состоял только из лиц Славянской национальности.

7. Среди аристократической верхушки, приглашаемой на церемониалы высшего порядка, такие как коронация, не было ни одного из числа Жемайтов-Летувисов.

8. Ранговое место Жемайтско-Летувского представительства на церемониалах высшего порядка, такие как коронация, было последним вместе с Волынью.

9. Представительство аристократической верхушки, приглашаемой на церемониалы высшего порядка, такие как коронация, от Литвы-Беларуси было персональным с перечислением должности и шляхетского титула, в то время как Жемайтия на этих же мероприятиях шла единой обезличенной массой.

10. Волыняне на коронации Сигизмунда Августа отказались садиться рядом с Жемайтами в знак неуважения к ним из принципа «сидеть рядом с ними это для нас позор».

11. В титулах высших должностных лиц Жемайтия всегда стоит на последнем месте, либо ее нет вообще.

12. На примере отражения нашествия заволжского Царя Курдаса хронисты нам показывают объединительную роль Славянской Литвы всех Славянских земель современных Беларуси и Украины против единого внешнего врага.

13. Данные о столицах ВКЛ, упоминаемые в «Хронике Великого Княжества Литовского и Жемайтского» недостоверны. Достоверно с помощью других первоисточников определяются только две столицы ВКЛ – Новогрудок и Вильня.

14. Как и в других первоисточниках, данных о том, что Великие Князья Литовские разговаривали на Славянском языке, очень много, вместе с тем данных о том, что они разговаривали на Жемайтско-Летувском, нет никаких.

15. Москва ни разу не отождествлена с понятием Руси, при этом летописцу из ВКЛ, записавшему в титуле Великого Князя Московского «всея Руси» было непонятно, какой именно Русью тот владел. Все авторы всех версий «Хроники Великого княжества Литовского и Жемайтского» всегда под Русью понимали современную Украину (Киев, Луцк, Галицию, Чернигов) и примерно до 1500 года Витебск, Полоцк, Смоленск и Брянск.

16. Наша историческая национальная валюта это система копа-грош, где копа состояла из 60 грошей. Талер по отношению к этой исторически обусловленной системе является более поздним вынужденным заимствованием с целью приведения денежной системы к единому Европейскому знаменателю, когда верхний денежный знак равен 100 низшим.

17. Наличие сведений о параллельном хождении в одном государстве двух валют (копа и рубль) указывает на конфедеративность данного государства, то в ВКЛ конфедеративными субъектами по валютному признаку являлись Литва и Русь.

 

20. ВАЖНЕЙШИЕ ВЫВОДЫ

1. Роль Литвинов Литвы в политической жизни ВКЛ была первой, роль Жемайтов в политической жизни ВКЛ была последней.

2. При интерполяции этнического состава представителей на высших церемониалах и высшего руководства ВКЛ на современные нации легко устанавливается, что историческими наследниками Литвы могут являться только современные Беларусы, а историческими наследниками Жемайтии могут являться только современные Летувисы.

3. Распространение Литвы на территорию Православной Руси, то есть на самый юг современной Беларуси и современную Украину, шло посредством вооруженного конфликта, в основе которого была не национальные различия, а религиозное противостояние язычников Литвы и Православной Руси. Как только этот захват по религиозному отличительному признаку состоялся, Литва и Русь объединились по общему этническому признаку.

4. При воссоединении всех данных о границах Литвы, Руси и Жемайтии, отраженных во всех составляющих «Свода Беларуско-Литовскииих летописей» и важнейших внешних первоисточниках, то эволюция терминов Руси, Литвы и Жемайтии выглядит следующим образом:

— Новогрудок, Гродно, Вильня, Полоцк в 13 веке – Русские-Русинские-Рутенские города. Следовательно, и все города на юг от них по направлению к Киеву и Галиции также с уверенностью можно отнести к этой же категории.

— Новогрудок в середине 14 века превращается в Литву. Распространение Литвы можно смело переносить и на весь окружающий регион, который в летописях просто не обозначается, то есть на всю современную Гродненскую область или летописную Черную Русь.

— уже к началу 15 века понятие Литвы распространено на всю территорию современной Беларуси за исключением большинства современной Витебской области (Витебск, Полоцк, Орша), самого востока Могилевской области (Мстиславль), Смоленской и Брянской областей.

— в самом начале 16 века вся территория современной Беларуси идентифицируется как Литва, а также современная Смоленская область и Брянская как фактически подчиненная Смоленску.

— современная Украина всегда обозначалась как Русь (Галиция, Луцк, Чернигов и далее к Киеву и за Киев).

— границы Жемайтии с Литвой всегда оставались на одном и том же уровне, эта граница проходила где-то между Кауной-Ковно-Каунасом и Вильней, но ближе к Трокам-Тракаю, так как именно Троки-Тракай долгое время был столицей Жемайтии. Эта граница между историческими Жемайтией и Литвой проходит прямо по середине современной Аукшайтии.

5. На примере Римунта показан хрестоматийный принцип заимствования письменности и Православия языческой Литвы у Христианской Руси.

 

 

Рис. 1. Балтийский путь с Неманским ответвлением вынужденной массовой миграции Полабских Славян, соответственно "Путь Рюрика" и "Путь Палемона".

 

В. Антипов

Минск, июль 2012 год

dodontitikaka@mail.ru

Сделать бесплатный сайт с uCoz