…Корнилием Вингольдом порядка, соблю­даемого при осмотре товаров, подлежащих оплате старого мыта.

[8] Стр. 489. 18 апреля 1601 г. Отдача во владение имения Свиранского и Кенского Князю Измаилу Aлиевичу Талковскому (татарину) за долг.

[8] Стр. 518. 10 декабря 1664 г. Духовное завещание Татарина Князя Исофовича Смольского.

[8] Стр. 522. 28 февраля 1673 г. Духовное завещание Виленского пра­вославного Русского мещанина и купца Христофора Соколовского.

[8] Стр. 556. 18 июня 1603 г. Жалоба Виленского евангелического собора на Литовсвого Канцлера Льва Сапегу по поводу захвата им фундушевого имения Кен, принадлежащего собору.

[8] Стр. 565. 19 июня 1629 г. Свидетельствование возного о насилиях, причиненных крестьянам Ви­ленского Троицкого монастыря шляхтичем Николаем Матушковским.

4.7. ВИЛИЯ — НЕРИС, ВИЛЬНЯ-ВИЛЕНКА-ВИЛЕЙКА — ВИЛЬНЯЛЕ, ВИЛЬНЯ — ВИЛЬНЮС: ОТЫЩИТЕ ЛИШНЕЕ СЛОВО

В научном диспуте об историческом наследии Вильни-Вильнюса немаловажным является анализ близлежащих к ней гидронимов. Настоящий маленький раздел посвящен простейшему логическому эксперименту – аналоговому сопоставлению всех интересующих нас наименований.

— Вильня-Вильнюс расположен при впадении реки Вильни (историческое Вильня, Летувское Вильняле, Польское Виленка, Беларуское Вилейка) в реку Вилию (Летувское Нярис), присутствует полная аналоговая преемственность в связке Вильня-город с Вильней-рекой и Вилией-рекой (все три, грубо говоря, «кривые-вилятые»);

— в данном регионе есть другие примеры, когда город расположен на одноименной реке: в Беларуси Илья на Илие, Ошмяны на Ошмянке и, подчеркнем особо, – Вилейка на Вилии;

— река Вильня-Виленка-Вилейка-Вильняле протекала только по территории этнической Беларуси до 1940 года, на ее берегах во все времена доминировал этнос современных Беларусов, после присоединения Виленщины к Летуве она протекает только по ее территории;

— своего исторического названия реки Вильни у Летувисов не было [Википедия – Вильня «... Новая литовская форма названия Вильняле представляет собой кальку польской уменьшительной формы Виленка ...»] и это понятно – они по ее берегам не жили;

— река Вилия впадает в Неман в районе Кауны-Каунаса, то есть Вилия во все времена протекала по территории и этнической Беларуси (верховья), и этнической Летувы (низовья);

— свое историческое название Реки Вилии у Летувисов было всегда – Neris, и это понятно – они жили по ее берегам;

— таким образом, река Вильня в своем течении не меняла своего названия, так как протекала в зоне обитания одного этноса, а вот река Вилия превращалась в Нерис на границе этносов Беларусов и Летувисов, и эта граница в период до 1940 года была ниже города Вильни.

Из приведенных вводных данных легко высчитывается лишнее слово из заголовка, это Летувский Нерис.

Без дополнительных рассуждений, которые вполне очевидны, сразу переходим к естественному выводу: если исходить из принципов аналогичности топонима Вильня с гидронимами Вильня и Вилия, при этом использовать вышеуказанные этнические связи, мы приходим к заключению, что город Вильню назвать Вильней мог только этнос, доминировавший в бассейнах рек Вильни и Вилии, но никак не этнос, доминировавший в бассейне реки Нерис.

4.8. ВИЛЕНСКАЯ СПЕЦИАЛЬНАЯ КОМИССИЯ

В качестве интереснейшего факта не можем не процитировать следующий отрывок из предисловия к [8] на стр. XVI: «... Это постановление специальной комиссии в 1712 году о устройстве города Вильни. В комиссии этой участвовали все городские сословия, как светские, так и ду­ховные. Вот сущность мер, принятых этой комиссией и практиковавшихся 163 году тому [то есть само предисловие писалось в 1875 году] назад в городе Вильне:

в праздничные дни до окончания проповеди не отворять ни шинков, ни лавок под опасением штрафа в 8 коп грошей и кон­фискации товара;

меры для питейных и хлебных веществ употреблять только цехового изделия и одобренные городской властью;

пропорцию изготовляемых для продажи хлебных и других съестных припасов увеличить соответственно цене хлеба на базаре;

женам ремесленников и вообще низших сословий не носить шелковых материй;

с оружием никому по городу не ходить;

евреям золотых дел мастерством вовсе не заниматься, так как они первые укрыватели всякого мошенничества;

евреям-портным и скорнякам работы для христиан не производить без приписки к христианскому цеху;

евреям и татарам не дер­жать христианской прислуги под опасешем шрафа в 100 гривен;

евреям, как перекупщикам так и другим, не выходить на базар для закупок съест­ных припасов ранее 9-ти часов утра;

евреи не должны мешать христианским торговцам и вообще не должны выдвигаться на другие улицы из указанных им мест торговли и жительства;

парикмахерское занятие вне цеха строго воспреща­ется;

занимающиеся шинкарством под чьею бы-то ни было юрисдикцией обязаны уплачивать питейные пошлины;

приезжающие купцы свои товары, например материи, обязаны продавать только гуртом;

шинки и торговля в монастырях и подобных учреждениях не допускаются;

поденщикам определяется плата 15 грошей в день;

воспрещается ввозить из-за границы копеечную монету для за­мены ею талеровой и тынфовой монеты, так как через это возвышается цен­ность монеты;

так как приезжающие в город торговцы сбиваются в опреде­лении ценности талеровой и тынфовой монеты, то полагается считать в талере 8 злотых и по столько же тынфов;

о праздно шатающихся людях, через которых бывают великий вред и опасности для города, домохозяева обязываются доносить в суд под опасешем шрафа в 40 коп грошей;

принудить торговцев чаще обращаться к ратушным весам для увеличения городского дохода;

запре­тить делать отверстия в городской стене и близко строить к ней дома, а с домов уже стоящих возле нее взимать особые пошлины;

здоровых нищих домохозяевам у себя не держать, а от костелов они прогоняются действитель­ными нищими;

печные трубы держать в исправности во избежание опасности от пожара;

во время пожара всякий должен спешить на помощь с чем может, но не с целью красть;

домохозяевам очищать грязь и мусор перед своими домами, на улицах и перед запустелыми соседними домами;

грязи и мусора не вывали­вать на городских площадях и пустопорожных местах, а вывозить за город;

в очищении города от накопившихся куч мусора должны принимать участие все домохозяева;

торговки семенами обязываются каждую субботу чистить канавки и улицу возле ратушного здания;

продавцы хлеба, пирожники, торгующие на локтевую меру и всякие другие мелкие торгаши не должны укрываться со своей торговлей в разных жидовских переулках, а производить ее в указанных городской властью местах и с уплатой узаконенных пошлин;

отверстия на срубах или ямах, находящихся посреди улиц и в других местах, должны быть тщательно закрываемы …».

4.9. КОНЕЦ ДРЕВНИЙ ВИЛЬНИ

Юлиан Фомич Крачковский в целом живописует Вильню как город, соответствующий столице Великого Княжества Литовского. В ней жили самые знатные и влиятельные фамилии ВКЛ со своими дворцами, загородными и летними домами. Совершенно очевидно, что светская жизнь в ней кипела. Вот несколько примеров.

Про Лукишки-Закрет, где был летний дворец Радзивилов «... один Версаль или Фонтенбло могли сравниться с ними ...».

«... Все это пространство вместе со сквером около дворца генерал-губернатора покрыто было в 16 столетии одним сплошным роскошнейшим садом, который по богатству растительности и своему устройству превосходил даже восхитительные сады Радзивила ... Среди сада во дворце начал жить после пожара 1530 года Епископ Виленский Павел, Князь Ольшанский, окруженный многочисленной, совер­шенно Велико-Княжеской свитой ...».

Однако «... семнадцатый век явился для Вильны в высшей степени несчастным, ра­зорительным. Все, что создали для его благоденствия Сигизмунды, отец и сын, было уничтожено. Прекрасные строения сделались жертвой пламени, собранные и сбереженные богатства уничтожены и расхищены, славная Вильна, прекрасная столица всей Литвы, как будто изчезает с лица земли и современники оставили нам грустные песни о своем бесконечном горе, что Вильны нет, что ее не стало, что в самой Вильне трудно найти Вильну ...».

4.9.1. ПОЖАР 1610 ГОДА

«... Пожар 1610 года уничтожил почти всю Трокскую улицу, Доминиканскую с костелами Святго Духа, Святой Троицы и госпиталем, Ивановскую улицу с коллегией Иезуитов, Замковую, Нижний Замок, Кафедральный костел сделались жер­твой пламени. Другая полоса огня уничтожила Немецкую улицу, соседний Еврейский квартал и пожар уже приближался к костелу Святого Казимира. Но разразившийся сильный ливень остановил его, хотя лучшая, срединная часть города более не существовала ...».

«... Трудно было городу оправиться после пожара. Эта трудность еще более увеличивалась тем, что внутренняя религиозная борьба партий сильнее пожара подрывала и губила благосостояние города. Мы видели взаимную борьбу протестантов с Латинянами. Эта ненависть увеличилась до того, что умиравшие осо­быми завещаниями обязывали своих детей или родственников выкопать их тело из земли и перенести его куда-нибудь в пустой глухой пункт, если бы случилось, что в месте их прежнего погребения последовала перемена релипи: "пусть прах и кости наши, говорилось в завещании, не осквернятся новым идолослужением". Иезуиты вели борьбу с протестантами, нападали на православных, униатов, громили Евреев, преследовали францисканцев, доминиканцев, пиаров, миссионеров, базиланцев ...».

4.9.2. УНИЧТОЖЕНИЕ ВОЙСКАМИ АЛЕКСЕЯ МИХАЙЛОВИЧА В 1554 ГОДУ

«... Окончательно пострадал он во время войны с Великим Московским Князем Алексеем Михайловичем, а потом вследствие морового поветрия [эпидемии чумы]. Со­временники свидетельствуют, что Вильна так сильно была разорена войной, что столица Литвы была сравнена почти с землей и не без труда в самой Вильне можно было найти Вильну. Каков был вид истребленного города, не говоря о числе убитых, можно судить по продолжительности пожара: его могли потушить только на восемнадцатый день. Это свидетельство современников не­сколько преувеличено и оно по достоинству оценено Васильевским в описании Вильны. Во всяком случае, после войны остались большие следы разрушения, особенно в Нижнем Замке. С той поры мало по малу исчезли великокняжеский дворец, здание замка, конюшни, левое трибунальное крыло и многие постройки. В инвентарном описании Виленского замка конца 17 и начала 18 века мы встречаем указание на полнейшее его запустение. И город, после этих бедствий, не мог уже оправиться, при существовавших порядках: старая Вильна рушилась ...».

«... Около 1732 года дворец Богуслава Радзивила стоял уже пустой, а через сто лет и самые развалины дворцов Радзивиловской же администрацией проданы были на снос за пятьсот рублей серебром. Кирпич пошел на стены строившегося тогда дома Коссобуцкого за Острыми воро­тами. Остававшиеся пруды в бывших восхитительных садах Радзивилов и те заплыли и быльем по­росли. Не осталось следов и от бывшего на Вилии лебединого острова Варвары ...».

Итак, в 1554 году Вильни не стало. Кто сказал, что у нас в Беларуси не было Ордынского нашествия? Оно было, оно случилось в 1654 году, после этого варварства практически перестало существовать ВКЛ, нас инкорпорировала в себя Польша в качестве оплаты за спасение от этого дикого Ордынского побоища.

4.10. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Подведем статистические итоги по древней Вильне.

1. Подавляющее большинство улиц и окрестностей древней Вильни были названы Славянами сугубо Славянскими трафаретными способами:

— использовались традиционные Славянские окончания –ИШКИ, –ЩИНА, –ИНО, –ИКИ, -ИНКИ по типу Простокванишки, Простокваковщина, Простоквашино, Простоквашники, Простоквашинки (Сорокишки-Шерейкишки, Солтанишки, Снипишки, Роконтишки, Лукишки, Пернушки, Неменчики, Дубинки, Скоповка);

— использовалась традиционная Славянская схема: стоял Замок – Замковая, жил Ярослав Иванович Солтан – Солтанишки (Конская, Поперечная, Рынковая, Жидовская, Татарская, Гористая, Мостовая, Обжорная, Большая, Стеклянная. Квашельная, Телячья, Сафьяновая, Собачья-Субачья, Татарская, если улица куда-то вела – Трокская, Виленская, в современном Минске имеется Нововиленская и Старовиленская);

— использовались традиционные Славянские прямые наименования: Зеленый мост, Острые ворота, Виленские ворота, Первый и Второй Лоточек (они же Первая и Вторая Лоточковая улицы), Амбары-Имбары, Башня-Бакшта, Рудники (они же Рудишки), Луки (они же Лукишки), Заречье, Рыбаки, Повильна (по реке Вильне), сады Радзивила;

— использовались традиционные Славянские Христианские трафареты (Бискупская, Иоповская, Спасская, Пречистинская, Крестовая, Ивановская);

— использовались традиционные Славянские трафаретные способы наименования возвышенностей (горы Замковая, Трехкрестовая, Троицкая, Лысая, Бекешовая);

— использовались традиционные Славянские трафаретные способы наименований ответвлений улиц – улочка, завулак (Глухой, Савича, завулак у дома Такого-то).

2. Среди улиц и окрестностей древней Вильни в значительном числе представлены наименования, созданные не просто Славянами, а Славянами-Литвинами-Беларусами: Бискупья (Бискупская улица), брама (все Виленские ворота), старожытный двор (Замковая площадь), подзамчя (территория под Замком), пушкарня, мурованный мост (каменный мост), каменица (каменный дом), Копысь.

3. Среди улиц и окрестностей древней Вильни к бесспорно Летувским-Жемайтским относятся только два наименования:

— улица Памелькальнис – явно второстепенная, так как практически нет сведений о находящихся на ней домах;

— предместье Антоколь – Летувские "ант" (на) и "кальнис" (горный), что означает "нагорный", он же в настоящее время Антакальнис.

4. Среди улиц и окрестностей древней Вильни с невыясненной этимологией мы отнесли:

— Закрет – исторические Лукишки, название встречается только после 1750 годов, вполне возможно, название Польское;

— Вершупа – отдельное здание, изначально загородный зверинец Великих Князей Литовских, потом тюрьма, потом пивоваренный завод, потом неясные частные руки. Источник [Ф. Добрянский. Старая и Новая Вильна. Издание третье. Вильна: Типография А. Г. Сыркина, 1904. С. 286] утверждает, что «... на самом берегу Вилии находятся остатки бывшего загороднего дворца Великих Князей Литовских, известного под именем Вершупа. Это Литовское название, означающее в переводе "Зверинец" и до сих пор усвояется этой местности ...». Однако современный Летувский язык "Вершупу" никак не относит к "Зверинцу", это, скорее всего, "верхняя река". Однако место реки Вильни, у которой располагалась Вершупа, можно назвать только как "нижняя река". Самое простое толкование Вершупы от корня "верш", что значит "самый верхний", то есть "божественный" (принципиальной разницы в Летувском и Славянском языках нет никаких). Вполне возможно, что это связано с неким древним языческим культом.

5. В подавляющем числе случаев собственниками недвижимости в древней Вильне были лица Славянской национальности, как шляхцичей, так и мещан, купцов и ремесленников.

6. Во всех случаях без исключения собственниками элитных дорогих построек с обширной территорией в древней Вильне были лица Славянской национальности.

7. Как собственниками недвижимости в древней Вильне представлены:

— иностранцы (Финк, Лоринц Веднер, Фриланд, Меллер, Миллер, Бракар, Пенинг-Допинг, Юнг, фон-дер-Флет, Марсон, Тызенгауз, Ромер, Сальведер, Фитинг, Шульц, Бухнер, Бретнер);

— скорее всего, Евреи (Цимерман, Мынцар, Зелигмахер-Парикмахер, Якштель);

— лица с общими Балтскими именами (Довмонт, Гинтовт, Вингольд, Гейштад, три дома товарищества Гелды, Бурба, Жаба, Рудомина, Шамиот, Тальвош, Мызельтын);

— лица со старославянскими именами (Тупека, Коленда, Вушля, Михля, Прокша).

8. Как собственником недвижимости в древней Вильне из представителей Летувисов-Жемайтов четко представлен только купец Снипис, также по тексту упоминается слуга Софьи Гаштольд Влажиюс Галюс, условно к этому списку можно добавить Мальхера Эшашевича Гейшу (по всей видимости, это исторический Гейшис) и Виленского бурмистра Александра Бражица (по всей видимости, это исторический Бражис).

9. Особую категорию упоминаемых в изучаемых первоисточниках лиц составляют так называемые лица с "Латинскими" именами, то есть люди, которые сознательно в силу своих религиозных убеждений стали именовать себя "классическим Латиснким образом": [8 предисловие] священник Петр Аркадиуш (Аркадиус), [8 предисловие] Виленский городничий Гопп (Иов) Прейтфус, [8 № 219 стр. 555] Князь Николай Дыциус, доктор богословия, декан прокуратор Виленской (католической) капитулы, [8 № 167 стр. 405] Князь Станислав Свидриус и Князь Матеуш Еанидеус, [8] Розумциус Венедикт, Виленский городской писарь, указан в алфавитном указателе со ссылками на номера дел 56 и 61, однако в самих делах не значиться, [8 № 50 стр. 61] ученый Бартулюс, [8 № 21 стр. 18] "доктор филозофией в лекарстве" Симон Милециус, [8 № 3 стр. 4] Виленский прелат,  сурфаган и кантор Альбинус. Упоминаемые здесь Князья в списках Беларуско-Литовской шляхты не значатся, скорее всего, это Поляки.

10. Надо полагать, либо все, либо большая часть иностранцев, осевших в древней Вильне, со временем полностью ославянилась (Петр Бракар, Николай Юнг, Кондрат Бремен).

11. Особо выделим, что деловая и аристократичная части древней Вильни (купцы, товарищества, магнаты, дома мастеров) почти всецело представлена только лицами Славянской национальности с незначительной примесью иностранцев и Евреев, среди этого перечня присутствует единственный представитель Летувы-Жемайтии купец Снипис (от которого произошел пригород Вильни Снипишки).

12. Итоговое заключение можно сформулировать так: древней Вильней владели кто угодно, но только не представители Летувско-Жемайтской национальности, их намного меньше, чем иностранцев и Евреев.

 

5. КТО В ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ ВЛАДЕЛ ЛЕТУВОЙ-ЖЕМАЙТИЕЙ

В данном разделе представлены очевидные доказательства того, что представители Беларусов-Литвинов владели не только своими Беларуско-Литовскими землями, но и большинством земель этнической Летувы-Жемайтии.

5.1. АКТЫ УПИТСКОГО ГОРОДСКОГО СУДА

[13] предисловие «... Вся книга, целиком, написана на Русском языке, то есть на той разновид­ности Русского языка, которая, вследствие исторических и этнографических причин, постепенно выделялась из общерусского говора и к концу 16 столетия уже вполне организовалась и сформировалась в виде западнорусской речи, извест­ной в позднейшее время под именем Белорусского наречия ... Тогдашний Русский язык, на котором написана и настоящая актовая книга, был языком живым ...».

[13] предисловие «... Упитский городской суд обнимал собой пространство нынешнего Поневежского уезда Ковенской губернии, имея местопребывание в городе Поневеже [современный Летувский Паневежис – самый центр этнографической зоны Аукшайтия, до этнографической зоны Жемайтия около 80 километров]. Ковенская губерния вся почти сплошь заселена коренными Литовцами, которые страну свою называют Жмудь, а себя Жмогусами ...».

Итак, кто же в средние века фактически владел землями в самом центре Аукшайтии, на территории, на которой во все времена доминировал этнос Жмогусов-Жемайтов-Летувисов.

[13] Стр. 9. 3 августа 1585 г. Заявление возного о продаже Еронимом Томашевичем Фронцкевичем одного двора крестьян.

[13] Стр. 11. 4 августа 1585 г. Жалоба земянки Ядвиги Гриневич на захват ее земли Ядви­гой Бартошевич.

[13] Стр. 16. 6 августа 1585 г. Жалоба Бартошевичей на Лаврына Петровича за захват при­надлежавшей им земли.

[13] Стр. 18. 9 августа 1585 г. Заявление возного о недопущении его к передаче трех имений Кристины Вековичевой Станисла­ву Милошевскому.

[13] Стр. 20. 12 августа 1585 г. Жалоба земян Станиславовичей на захват их земли земянами Мацкевичами.

[13] Стр. 23. 13 августа 1585 г. Заявление Ивана Андреевича о закрытии Валентиновичами про­езжей дороги и о проведении ее через его ниву.

[13] Стр. 24. 13 августа 1585 г. Заявление Станислава Стралковскаго о захвате земли его кре­стьян крестьянами Ивана Богда­новича.

[13] Стр. 26. 14 августа 1585 г. Заявление возного о вводе Юрия Юхневича во владение землей.

[13] Стр. 29. 16 августа 1585 г. Заявление Томаша Станиславовича о захвате его сеножати Поломенским.

[13] Стр. 34. 18 августа 1585 г. Заявление возного об отдаче Лавриновичем своей земли в аренду брату своему.

[13] Стр. 47. 30 августа 1585 г. Заявление Мартина Фронцковича о захвате его лугов Иваном Сарафиновичем.

[13] Стр. 52. 2 февраля 1585 г. Заявление Станислава Монгойла о порче его границ Королевскими крестьянами.

[13] Стр. 53. 4 февраля 1585 г. Заявление возного о вводе Ивана Баки во владение Помушским и Переволкишским войтовством, принадлежавшем Луке Мамоничу.

[13] Стр. 56. 6 февраля 1585 г. Заявление Павла Матеевича о за­хвате его леса Гражелем Янушевичем.

[13] Стр. 68. 18 февраля 1585 г. Заявление о порубке крестьянами Князя Михаила Боровского леса, принадлежавшего Вековичу.

[13] Стр. 68. 22 февраля 1585 г. Заявление возного о вводе Михаила Ельзбута во владение землей в имении Раюнах.

[13] Стр. 69. 22 февраля 1585 г. Заявление возного по делу о беглых крестьянах Михаила Ельзбута.

[13] Стр. 72. 24 февраля 1585 г. Заявление Ивана Володкевича о захвате Иваном Бакой имуще­ства крестьянина Рымовича.

[13] Стр. 75. 11 марта 1585 г. Заявление возного о вводе во вла­дение землей Поуслейской Ивана Андреевича.

[13] Стр. 76. 12 марта 1585 г. Заявление Ивана Фировича о за­хвате его земли Иваном Купровичем.

[13] Стр. 78. 14 марта 1585 г. Заявление Станислава Александро­вича о захвате рыкуньей [лицо, ухаживающее за животными и обрабатывающее продукты животноводства] его дво­ра имущества и документов, оставшихся по смерти отца его.

[13] Стр. 80. 15 марта 1585 г. Заявление Станислава Давидовича об ограблении его крестьян Лаврином Якубовичем.

[13] Стр. 97. 2 апреля 1585 г. Заявление возного о недозволении Андреем Жолтем ввести во владение его имением Анну Ленкевич.

[13] Стр. 100. 4 апреля 1585 г. О передаче Софии Войткевич имения ее отца опекуном ее Кир­килом.

[13] Стр. 101. 4 апреля 1585 г. Заявление земян Янушевича и Ромашковича о захвате части их земли.

[13] Стр. 103. 5 апреля 1585 г. Заявление земянина Станислава Якубовича о нанесении ему по­боев и захвате дома и земли.

[13] Стр. 105. 6 апреля 1585 г. Заявление братьев Гавриловичей о захвате части земли их кре­стьян Рокицким.

[13] Стр. 110. 12 апреля 1585 г. Заявление Петра Вендлавовича о захвате Николаем Ромашковичем части его земли.

[13] Стр. 111. 13 апреля 1585 г. Заявление Мартина Шваба о за­хвате части его земли крестьянами Станислава Кишки.

[13] Стр. 112. 16 апреля 1585 г. Заявление возного о вводе Ивана Андреевича во владение землей, отданной ему в аренду Фронцкевичем.

[13] Стр. 113. 16 апреля 1585 г. Заявление Петра Будгиновича о захвате его земли крестьянами Станислава Радвиловича.

[13] Стр. 114. 16 апреля 1585 г. Заявление возного о недолущении его сделать ввод во владение имением Помуши.

[13] Стр. 116. 17 апреля 1585 г. Заявление земянина Станислава Матеевича о насильственном за­хвате у него части земли.

[13] Стр. 122. 2 мая. 1585 г. Заявление Ивана Лаврыновича о захвате его сенокоса Иваном Яновичем.

[13] Стр. 123. 2 мая 1585 г. Заявление возного о вводе Григория Михайловича с женой во владение имением Ивана Томковича.

[13] Стр. 124. 2 мая 1585 г. Заявление возного о вводе Лаврына Якубовича с женой во владение землей Каспора Киркилла.

[13] Стр. 127. 3 мая 1585 г. Заявление Рокицких о захвате их земли крестьянами помещиков Гавриловичей.

[13] Стр. 130. 7 мая 1585 г. Заявление Ремигольского войта о самовольном отнятии Андреем Техоновецким земель и крестьян от Ремигольской алтарии.

[13] Стр. 134. 4 мая 1585 г. Заявление Рокицких о захвате их земли крестьянами помещиков Гавриловичей.

[13] Стр. 134. 5 мая 1585 г. Заявление возного о разделе земли между крестьянами трех смежных владельцев.

[13] Стр. 135. 5 мая 1585 г. Заявление Николая Гриневича о захвате его земли братом его.

[13] Стр. 142. 11 мая 1585 г. Заявление Юрия Юхновича о за­хвате его земли Стефаном Яновичем.

[13] Стр. 143. 11 мая 1585 г. Заявление Ленарта Войтеховича о захвате его земли и нанесения побоев его сыну Иваном Яновичем.

[13] Стр. 150. 15 мая 1585 г. Заявление Стася Лютковича о за­хвате у него земли крестьянами Андрея Мацковича.

[13] Стр. 152. 16 мая 1585 г. Заявление Ивана Заребы о захвате крестьянами Ивана Волменского земли у крестьян Войтеха Славенского.

[13] Стр. 153. 16 мая 1585 г. Заявление об уступке Станиславом Войтеховичем своему зятю третей части своего имения.

[13] Стр. 155. 10 мая 1585 г. Заявление возного о захвате Квировичем земли Ивана Яновича.

[13] Стр. 159. 23 мая 1585 г. Заявление Ивана Жудевича о за­хвате земли его племянником.

[13] Стр. 159. 2 мая 1585 г. Заявление Мартина Яновича о захвате его земли Анной Гедротевой.

[13] Стр. 167. 27 мая 1585 г. Заявление Ивана Визгирда о самовольном уходе его крестьян с их имуществом.

[13] Стр. 170. 30 мая 1585 г. Заявление Андрея Юрьевича о на­несении побоев его крестьянину и захвате у него земли крестья­нами Мадкевичей.

[13] Стр. 189. 3 сентября 1585 г. Назначение срока для разбора дела о спорных лугах.

[13] Стр. 236. 25 апреля 1586 г. Раздельная запись между братьями Вуткевичами. TOC \o "1-3" \h \z

[13] Стр. 244. 6 сентября 1586 г. Заявление Кристины Вековичевой о возвращении ей братьями ее Бобровницкими приданого и вена ее матери.

[13] Стр. 247. 1 сентября 1587 г. Добровольное соглашение между Давидом Бобровницким и зятем его Вековичем относительно наследства.

[13] Стр. 250. 2 сентября 1586 г. Запись Яна Андреевича Жолтя жене его Галене на пожизнен­ное владение фольварком Войшканы.

[13] Стр. 254. 3 октября 1586 г. Продажная запись Михаила и Севастиана Киркиловых Урбану Явойшанскому на имение Ромиголы.

[13] Стр. 256. 3 октября 1586 г. Заставная запись Елизаветы Келпш мужу ее на имение Упиту.

[13] Стр. 260. 4 марта 1587 г. Продажная запись Матыса и Дороты Мартиновичей Юрию Урнажевичу на часть имения.

[13] Стр. 286. 2 июля 1586 г. Жалоба крестьян ксендза Мат­вея Клодинскаго на крестьян села Посесровты за нападение на их дома и захват лошадей.

[13] Стр. 289. 3 июля 1586 г. Заявление возного о продаже Михаилом Киркилом своего имения Урбану Явойшанскому.

[13] Стр. 296. 10 июля 1586 г. Заявление Петра Климовича о захвате его земли Иваном Климовичем.

[13] Стр. 305. 12 июля 1586 г. Заявление Тимофея Тетерина о захвате его сенокоса и порче межевых знаков людьми Бело­зора.

[13] Стр. 305. 12 июлчя 1586 г. Заявление Тимофея Тетерина о за­хвате его земли урядником Ивана Глебовича.

[13] Стр. 306. 13 июля 1586 г. Заявление Белозора о захвате его лугов Мартином Швабом.

[13] Стр. 315. 15 июля 1586 г. Заявление Христофора Ячинского о захвате его земли Марушей Стралковской.

[13] Стр. 320. 24 июля 1586 г. Заявление Софии Петрашкевич о захвате Александровичем земли ее крестьян крестьянами Евстафия Во­ловича.

[13] Стр. 323. 18 июля 1586 г. Заявление Станислава Яновича о захвате его сенокоса Яковом Болботом.

[13] Стр. 327. 22 июля 1586 г. Заявление Луки Мартиновича о за­хвате его земли Александром Каспоровичем.

[13] Стр. 330. 24 июля 1586 г. Заявление Стралковских о захвате у них ржи и пустопорожней земли войтом Ивана Глебовича.

[13] Стр. 330. 24 июля 1586 г. Заявление вознаго об отдаче Готовтовичами в заставное вла­дете Мартину Николаевичу ча­сти своей земли.

[13] Стр. 340. 30 июля 1586 г. Заявление крестьян Ивана Киш­ки о захвате их земли и лу­гов крестьянами Евстафия Во­ловича.

[13] Стр. 345. 3 мая 1586 г. Заявление Якуба Поуслейскаго о захвате его земли Балтроме­ем Гедушковичем.

[13] Стр. 344. 25 апреля 1586 г. Заявление Королевского дворяни­на о вводе Славенского во владение фольварком Купишки.

[13] Стр. 347. 1 июля 1585 г. Заявление возного о вводе Авгу­стина Мартиновича во владение имением.

[13] Стр. 352. 1 мая 1586 г. Заявление Гедройтевой об уступке участка земли Мартину Лаврыновичу.

[13] Стр. 359. 3 августа 1586 г. Заявление возного о разграниче­нии земель между Андрушевичами и Янусовичами.

[13] Стр. 361. 3 августа 1586 г. Заявление Берната Довгяловича о праве его на владение спорным участком земли.

[13] Стр. 370. 11 августа 1586 г. Заявление возного Павла Мате­евича об уходе от него его жены и захвате ею разного иму­щества.

[13] Стр. 374. 13 августа 1586 г. Заявление Луки Мартиновича о захвате его земли Александром Каспоровичем.

[13] Стр. 378. 18 августа 1586 г. Заявление Якова Пуртика об от­нятии у его крестьян скота Юрием Грицевичем.

[13] Стр. 393. 29 августа 1586 г. Заявление Александра Каспоровича об отнятии у него земли Григорием Мацковичем.

[13] Стр. 400. 1 сентября 1586 г. Заявление возного об отказе Якова Юрьевича явиться для определения границ его имения с соседним имением Бело­зора.

[13] Стр. 400. 1 сентября 1586 г. Заявление Урбана Яновича о за­хвате его земли его соседями.

[13] Стр. 405. 3 сентября 1586 г. Заявление сестер Шомовен о правах их на земли нераздель­но с их племянником.

[13] Стр. 406. 4 сентября 1586 г. Заявление возного о вводе во вла­дение Койсаревича крестьянами княгини Курбской.

[13] Стр. 406. 4 сентября 1586 г. Заявление о принесении Иваном Володкевичем присяги в подтверждение своих прав на спорную землю.

[13] Стр. 413. 9 сентября 1586 г. Заявление Стралковскаго об уходе его крестьян.

[13] Стр. 423. 15 сентября 1586 г. Заявление Флориана Вейнарта о повреждении пограничных знаков и захват его земли крестьянином Николая Брунова.

[13] Стр. 426. 16 сентября 1586 г. Заявление возного о вводе Монгойлов во владение землей, при­надлежавшей сестрам Шомовым.

[13] Стр. 428. 16 сентября 1586 г. Заявление возного о вводе Ва­силия Алексеевича во владение имением Ивана Зарецкого.

[13] Стр. 430. 16 сентября 1586 г. Заявление возного о выезде для ввода Ивана Мартиновича во владение имением Александровичей.

[13] Стр. 431. 17 сентября 1586 г. Заявление Флориана Вейнарта о захвате его земли крестьянами Ивана Глебовича.

[13] Стр. 432. 20 сентября 1586 г. Заявление возного о вводе Станислава Андреевича во владение имением Ивана Зарецкого.

[13] Стр. 433. 20 сентября 1586 г. Заявление о вводе Агиса Сарахозина во владение имением княгини Курбской.

[13] Стр. 438. 21 сентября 1586 г. Заявление возного о вводе Петра Щепановича во владение имением Станислава Андреевича.

[13] Стр. 451. 15 октября 1586 г. Заявление Станислава Келпша об уходе от него его жены и захвате ею разного имущества.

[13] Стр. 453. 8 октября 1586 г. Заявление Остековичей о захвате их родственниками следующей им части имения.

[13] Стр. 461. 3 ноября 1586 г. Заявление возного о вводе Василия Олекшеевича в имение Ивана Зарецкого.

[13] Стр. 463. 3 ноября 1586 г. Заявление Петра и Станислава Матеевичей о захвате их земли Мартином Николаевичем.

[13] Стр. 463. 3 ноября 1586 г. Заявление возного о вводе Сологубов во владение имением Лясы.

[13] Стр. 465. 4 ноября 1586 г. Заявление возного об отдаче Ганцевичами своей земли в аренду Якову Буковскому.

[13] Стр. 471. 12 ноября 1586 г. Заявление возного о вводе Ива­на Кушля во владение имением Ивана Зарецкого.

[13] Стр. 471. 12 ноября 1856 г. Заявление возного о вводе Ка­спора Юшкевича во владение имением Николая Вековича.

[13] Стр. 484. 10 декабря 1586 г. Заявление Сигизмунда Богдано­вича об уводе его челяди и захвате его вещей Войтехом Славенским.

[13] Стр. 487. 11 декабря 1586 г. Заявление возного об осмотре порубки в лесу Якова Буковскаго.

[13] Стр. 493. 19 декабря 1586 г. Заявление Романа Яновича о на­несении ему побоев и отнятии разных вещей крестьянами Жигимунтовича.

[13] Стр. 495. 27 декабря 1586 г. Заявление Петра Можейковича об уходе его крестьянина со всем его имуществом.

[13] Стр. 496. 28 декабря 1586 г. Заявление возного об отда­че Голконтом своего имения в арендное владение Монгойлам.

5.2. АКТЫ ВИЛКОМИРСКОГО ГОРОДСКОГО СУДА

[10] предисловие, речь идет только о Вилкомирском районе: «... Видно, что Русский язык вошел в Жемайтию и был усвоен официальными служебными лицами в наиболее чистом своем виде ... В третьем соображении вы­ясняется то в высшей степени замечательное обстоятельство, что Русским юридическим языком оказана величайшая услуга и польза всей Жемайтской земле  ... Так в древних актовых книгах Жемайтской земли, в настоящей [то есть Вилкомирского-Укмергского городского суда] и других пишутся ... Является вполне основательным предположение о поселении в старину на Жемайтской земле многих Русских людей и о превращении многих Жемайтских фамилий в Польские ...».

Вилкомир, современный Укмерге, расположен в Южной Аукшайтии, до границы этнографической зоны Жемайтия более 120 километров. Кто же владел этой частью Жемайтии-Летувы?

[10] Стр. 7. 6 февраля 1596 г. Дело Служчиной и Коморовской с Князем Сангушко Коширским об имении Понемунь.

[10] Стр. 222. 5 июля 1596 г. Заставной лист Андрея Людкевича на две нивы.

[10] Стр. 233. 8 марта 1596 г. Запись Петра Градовского жене своей на имения Короново и Дырвяны.

[10] Стр. 214. 4 марта 1596 г. Запись Яна Багинского Циборовскому на вольный доступ в пущу.

[10] Стр. 459. 4 декабря 1596 г. Продажная запись от Яна Рудомины Дусяцкого на имение Первенишки Еразмусу Ромашковичу.

[10] Стр. 141. 11 января 1596 г. Дарственная запись мещанки Вилкомирской Магдалины Ятучовой сыну ее Станиславу Садовскому.

[10] Стр. 143. 25 января 1596 г. Заявление возного о вводе во владение домом Мейшагольским Балторомея Рыбачевского.

[10] Стр. 145. 7 февраля 1596 г. Заявление возного о продаже Юрием Гамисом имения Верпишки.Продолжение »

Сделать бесплатный сайт с uCoz